Юрин в кроватке

Юрин в кроватке

Эту кроватку мы привезли с очередной выставки — подарок Дарику на 10 лет. Стоила она как чугунный мост, там матрас ортопедический и специальная гнущаяся деревянная решетка под этим матрасом. Дарик тогда был в отличной физической форме, но мы же понимали, что старость не за горами, а стариковские косточки хотят тепла и удобств.

Дарик обновку не оценил: залез, посмотрел что пол под лапами шевелится и сказал: «Да ну нафиг. Как-то ненадежно у вас тут все вот это!» Ушел и добровольно больше туда никогда не заходил, спал на обычном коврике на полу в доме или в садике до самого своего последнего дня. Мы пробовали загонять его в эту кроватку, но получалось плохо — Дарик заходил, лежал там, прибитый командой «Место», и только напряженно ждал того желанного момента, когда же его наконец отпустят на волю в пампасы.

Потом мы попробовали Рову — он подошел, посмотрел что все слишком зыбко, и сказал, что это — голубятня какая-то, а он — брутальный мужик, и спать будет там, где сам захочет. Потом покосился на кроватку эту, и свалил от нее подальше. Заходит внутрь только по-команде и смотрит так жалобно-жалобно: «Отпустите, а? Ну шо я вам тут сделал?»

— Не, ну раз никому не надо и ниХто не хочет! — Сказал Юрин по приезду, и сразу вскарабкался на это ложе. Юрин был еще щенком, а у кровати этой ко всей зыбкости, имеются еще и колеса, чтобы хозяева не надрывались, ложе это по периметру таскаючи!

Ну дальше вы поняли, да? Юрин пришел в неописуемый восторг — мало того, что он прыгал на этой кровати, проверяя буржуйские деревянные решетки на прочность, дык он еще и на ней кататься стал. Ставил передние лапы в кроватку, отталкивался задними от пола и носился с этой конструкцией по всей комнате. Старшие собаки в ужасе разбегались, стены трещали и обсыпались, от кровати откалывались куски, но малыша было не остановить 🙂

Остановили, конечно, со временем, хотя крови нашей ушло не мало. Теперь вот так вот 🙂

В общем, с добрым утром, люди добрые! Пусть это утро для всех нас будет по-настоящему добрым. И день! И год! И жизнь…

пыня must die

путин must die

Новый год всегда был особенным праздником для многих: люди ждут чудес, мечтают что вот перевернутся циферки на календариках (раньше говорили — оторвется последний листик) и все будет иначе, сказочно, радостно, весело.

Я с детства как-то не проникся этими сказками. Новый год — это здорово, весело, еще и вкусно, особенно когда на дереве между сверкающих игрушек попадаются шоколадные конфеты и мандаринки. Иногда приходит дед Мороз, в нетвердой походке которого угадывался сосед с соседкой, и просит рассказать сказочку. Тут Остапа в моем лице прорывало и подарки мне дарили в основном за то, чтобы я наконец заткнулся и не мешал взрослым праздновать.

Время шло, мы взрослели, и уже лучшим подарком на Новый год была не шоколадная мандаринка, а возможность свалить куда-нибудь всей большущей компанией на всю ночь и веселиться по-всякому.

Время перешло с шага на бег, и уже вместо шашлыков и бани в заснеженном снегу тяжело вынуть себя из домашнего уюта даже в ресторан. Компания становися все меньше, и каждый, кто в ней остался — уже на вес золота, хотя и в весе мы прибавили достаточно.

Так уж повелось, что никто никаких итогов года никогда не подводил — просто что-то произошло в определенный период, что-то не случилось. Говорить о том, что год был плохим или хорошим — ни о чем, потому как сам год в любом случае не при делах. Но пока длились эти самые двойки в 2022, глобальный звиздец продолжал и продолжал случаться.

В этом году лично у меня два тяжких потрясения — ушел Дарька и случилась война.

Дарик боролся изо всех своих собачьих сил, он подарил нам еще два года, за которые мы все-равно так и не смогли приготовиться. Да и смириться тоже я не смог, потому что так и не научился отпускать тех, кто от меня зависит совершенно. Честно говоря, учиться этому не хочу и не буду — собак мне заводить было нельзя, но раз уж завелось, то пусть идет как идет. Больно продолжает быть и будет, наверное, до тех пор, пока буду я.

А на тему войны — мой мир еще раз перевернулся. Первый раз это случилось, когда ушел Дэлл — тогда я на себе ощутил, что собаки могут умирать по-настоящему, а не в книгах и фильмах. И лично для меня это было страшно. В феврале был второй раз, когда по прихоти одного мольного уебана случилось то, чего в 21 веке быть просто не может. «Как же так?» — думал я, — «мы же все воспитаны на том, что война — это кошмар, это именно то черное и белое, которое одинаково для всех живущих на бывшем постсоветском пространстве». Окопы, мины, танки и смерти, смерти вокруг. Конца этому мраку не видно и не понятно, сколько еще душ надо кинуть в топку ада, чтобы все это закончилось.

Стало очень тяжело писать, все скатывается на одну и ту же тему, которая всем уже безумно надоела, но по сравнению с которой все остальные события просто меркнут. Но не будем сегодня об этом — праздник все-таки.

Хочется праздничного настроения, веселья, улыбок, музыки и елку. И чтобы висели на этой елке со всех сторон тухлыми игрушками все те, кто развязал этот мрак, кто зарабатывает на происходящем, кто отдает приказы, нажимает кнопки и для кого происходящее «не все так однозначно». А с другой стороны елки так же радостно зависали те, кто продает гуманитарку и оружие, кто раскрывает карты минных полей и устанавливает в жилых районах радиомаячки, кто сдает свои дома за безумные деньги тем, у кого дома больше нет.

А на самый шпиль, конечно, пыню кабаева. Он, вроде, любит читать жизнеописания времен Сталина и Ивана Грозного. Вот пусть поощущает в себе, каково это, когда сажают на елочку.

Пусть висят себе все они, а перед глазами проплывают дела их, лица тех, кого с их помощью больше нет, все горе, боль, ненависть и все то, что они принесли с собой в этот мир.

А когда нависятся вдоволь и это страшное кино закончится, пусть войдет красивая веселая снегурочка в вышиванке и с косами, встряхнет головой и крикнет весело:

— Ну-ка, елочка, зажгись!

И елочка зажжется, потом взорвется и сгорит вся нах вместе со всеми этими игрушками.

А те, кто останется, пусть будут снова дружить так, как прежде. Пусть не будет врагов вообще, и уж тем более, врагов из-за места проживания. Хочется сделать так, чтобы ни в одном языке мира, буквы никогда не складывались в слово «война» и слово это вообще ничего не означало.

Конечно, так не бывает. Но ведь никто ж не мешает попросить несуществующего дедушку Мороза о несбыточном желании. А вдруг оно сбудется? Ну пожалуйста!!!

Счастья всем нам. Здоровья и мира! И еще дружбы, дружбы со всеми, кого мы знаем долго долго и кто дышит так же, как и мы! С новым годом!

Война. Война…

Я продолжаю сидеть в банах, мои посты подавляются в лентах, и их почти никто не видит, так что можно в принципе ничего и не писать. Но напишу, потому что количество происходящего пиздеца среди людей просто переливается через край панамок.

Понедельник. Сидит у костра вечером группа незнакомцев, трут что-то меж собой. Мы идем мимо с Юриным, но мимо не очень получается – Юрин людей незнакомых, особенно мужиков, особенно бородатых, очень не любит. А видит и слышит он хорошо, поэтому молча разворачивается и бросается на толпу. Поводок короткий, но лохматый мальчик юн и силен, так что пару метров по скользкой траве я пролетаю аки пчелка по ветру.

С моим уже рыком: «Стоять! БЛЯ!» торможу Юрина метрах в 20 от компашки. Народ замолкает и откуда-то из полянкиного нутра раздается восторженное:

— Ух ты! А что это за порода такая?

— Южнорусская овчарка! – Сиплю я, продолжая удерживать висящего на ошейнике и хрипящего Юрина, пытающегося всеми силами задних лап добраться хоть до кого-нибудь из присутствующих. Командой Юрина я не глушу — пусть хоть какой-то выплеск эмоций будет, раз фигуранта нормального поблизости нет. Но действие продолжается:

— Русская??? – от толпы отделяется чучело росточку в метр шестьдесят в панамке и сандаликах, на вид лет так тридцати-тридцати пяти, делает пару шагов в нашу сторону, потом косится на Юрина, не оставившего надежду, останавливается, смотрит угрюмо изподлобья уже мне в глаза и так нагло с вызовом:

— Слава Украине!

Вот чесслово, сейчас ничего против не имею, но ненавижу, когда хоть кто-то пытается напрячь на любую тему. Поэтому отвечаю в тоне:

— Не ебет ни грамма твоя телеграмма!

Чучелко зависло, не зная, что делать дальше. Юрин, отлично ощущающий нюансы, нажал на свой педальный газ, и держать его на мокрой с листьями поверхности стало ну очень сложно. Народ на поляне затих, пауза затягивалась, ситуация накалялась.

— Ты чего так разговариваешь? Вообще-то Я — старлей ВСУ! – Сказало чучелко грозно, но отступило на шаг назад, видя мои усилия справится с рвущимся в бой «малышом».

И вот тут завис уже я. Реально. Офигел совершенно, не понимая, как это может быть вообще. С трудом выдавил из себя:

— Ты это сейчас серьезно??

Мудофил воспринял мои слова как-то по-своему, поэтому приосанился так, и с гордостью:

— Да, старлей ВСУ, разведка!

— И чего ты тут разведываешь, когда твоя страна воюет? Сидишь, жрешь-пьешь, пока там люди погибают! Как тебя вообще сюда выпустили? – Вопросил, пытаясь хоть как-то понять услышанное.

Мямленье чучелка я не разобрал: пока он жевал губами, Юрин использовал свой коронный трюк – запутать меня в своих лапах, а потом рвануть, пока я спотыкаюсь и пытаюсь сохранять равновесие. Юрина я все-таки удержал, и еще раз:

— Чего сказал? Как ты вообще здесь оказался, военный?

Микровоенный молчал и пятился назад, глядя на наши с Юриным попытки удержания (с моей стороны), и попытки доставания и убивания (со стороны Юрина).

— Гребаная русня! – Донеслось из толпы. – Что сами бешеные и агрессивные, что собаки у вас такие же.

Мне надоела эта возня, я все-таки прибил Юрина командой, усадив у ноги. Пес очень недовольно посмотрел на меня и отвернулся, типа обиделся, но я видел, что он продолжает косить на толпу из-под челки своим коричневым глазом, выбирая цель повкуснее.

— Если шо, то я родом из Харькова, мой пес – из Одессы, и да, это южнорусская овчарка! Еще вопросы есть? Нет? А у меня есть! Что тут делает этот молодой, наверное, здоровый воин, когда его страну рвут на куски? Про стыд и совесть не говорю – не мое это дело. Но если шаритесь от войны по кустам, тогда хоть про славу Украине вслух не пиздите, а то уже как-то совсем зашквар!

На этом и разошлись в тишине. Да и о чем говорить, и так все ясно.

Друзья из Москвы кинули клич – собирают средства на одежду, снарягу в Украину. Народа откликнулось много, люди там все нормальные. Сбор относительно открытый, в и-нете, то есть вычислить зачинателей никакого труда не составит в случае чего. И тут подваливает нечто в белой пальте и высирает:

— Никто из украинцев вашей русськой срани не возьмет, потому что эту подачку взять – себя не уважать!

Я стараюсь в такие дела с троллями не влезать — оно ж далеко, а из-под монитора звиздеть – не мешки ворочать. Но многих участвующих в сборах знаю лично, там люди и в возрасте, и, скажем так, не сильно состоятельные, поэтому зацепило.

Ответы ему в чатике все вежливые – люди ж там собрались интеллигентные в основном. Иду в персоналии тяффкнувшего – из Бельгии сморчок. Пишу в личку гордому гавноносцу:

— Тебе там в тепле издалека ничего не жмет? С дивана пиздишь, а не из подвала, при лучине или из окопа под мокрым снегом при минусовой температуре? Люди далеко не богатые помогают, уже не говорю за то, что такая помощь сейчас в рф – это натуральная госизмена, за что полагается такая же реальная тюрьма с зэками и всеми вытекающими. Они это понимают, знают и все-равно делают, а ты в позе рассказываешь за всех украинцев про какую-то там бельгийскую гордость?

Из тех, с кем я общаюсь в инетиках, мало с кем хочу развиртуализироваться. Но есть те, с кем хочу, очень хочу. Читаю их очень давно – они делают огромное дело, настоящее. Без них количество смертей совершенно невинных живых существ с давних времен было бы больше на порядок. То, что они делают – это очень тяжело, иногда больно и невыносимо даже просто читать, не говоря уже о том, чтобы в этом участвовать. Им помогают очень многие, всем, чем могут, но основная нагрузка всегда лежит на конкретно моих чудесных пока еще виртуальных знакомых. Уже не помню сколько лет они живут этим, забивая на свою собственную жизнь. Это началось задолго до нынешнего пиздеца, и с давних времен, с начала начал, их знают многие в и-нете и лично.

И вот на днях появляется красавицо, восклицает: «так вы – русская???» И показательно хлопает дверью.

Люди, ну что за дремучесть? С какого стало считаться, что все те – это гавно, а все эти — они дартаньяны? Вот тот старлей всу – он единственный? Да ща. Рассказать про стоимость жилья, которые западные жители Украины сдают восточным, тем, у кого все разбомбило? Как сказали моему знакомому: «Цены не нравятся? Ну дык не задерживайте, пиздуйте к лохам в Германию — у них там бесплатно, а у нас за деньги и очереди стоят!»

Или как другие мои знакомые немцы собрали денег, купили вещей и на своем бусике повезли их во Львов. Спросили местных – кому надо и куда везти, пришли какие-то люди, пощупали, помяли, сказали, мол, нам не нужно, везите куда хотите. Знакомые просто обалдели – у вас же война, как же так?

— Нам не надо! – еще раз сказали пришедшие львовяне и свалили. Больше не пришел никто, и знакомые немцы в полном шоке повезли все это обратно.

Но есть и другие люди, те, кто отдали свои собственные отели беженцам, кормят и поят их за свои деньги уже который месяц. Есть и те, кто уже в возрасте и не слишком сильные здоровьем, взяли в руки оружие, и воюют под пулями и снарядами, не говоря никому ни слова, и вообще ничего не просят, причем не только для себя, даже для семей своих, которым удалось уехать и которые живут сейчас далеко не в самых хороших условиях в буржуйсках.

Есть молчаливые волонтеры, даже при оккупации развозившие корм тем, кто ни поднять пакет, ни тем более купить его не может. Это не просто слова, это реалии, потому что многих даже из моих знакомых, уже нет на этом свете.

Точно так же как и с другой стороны – есть твари, выламывающие чужие унитазы, убивающие всех, включая детей, жрущих собак и совершающих тысячи разных мерзостей (очень надеюсь, что каждый ответит персонально. Хочу верить).

А есть те, кто не стреляет, кто садится в тюрьму, не желая принимать происходящее. Те, кто отдает последнее, кто вывозит покалеченных детей и лечит их в буржуйсках за огромные собственные деньги.

К чему я это все? Когда человеческую ценность определяло то, что не поддавалось собственному выбору: рост? Цвет глаз или волос? Национальность? Форма черепа, рук, ног? Это уже было один раз, сейчас вот второй заход. Кучка заперделых боевых пидарасов хочет поиграть в сталиногитлера, но вам это зачем? Они в бункерах, далеко и уже собрались в рай. А вы? Оно надо?

Место жительства можно поменять запросто, это не сложно. Вот многие ли из вас сейчас живут в том же доме-квартире, где родились? Нет? Ну значит предатели, родину и очаг продали, поддавшись на бОльшие метры, лучшие условия итд. Смешно? Грустно!

Люди! Вы люди? Я еще в школе знал, что в мире теперь есть две национальности – человек нормальный и не человек. Мне думалось, что это абсолютно понятно всем и каждому. Вот и смотрите на каждого конкретного человека, на его суть, на то, что он делает и несет в себе. Похер на каком языке он говорит, где живет, на какой машине ездит и что носит. Язык можно выучить, машину и шмотку – купить. А вот сущность или ссучность — это то, что суть определяет.

Если чел «невсетакоднозначный», одобряет войну, поощряет происходящее, и, тем более, берет в руки оружие и идет убивать людей по любой из причин – это не человек. Тут даже говорить не о чем. Остальное значения не имеет. Не надо судить других, смотрим за собой и отвечаем за свои поступки.

Будьте людьми и не давайте шансов всяческим уродам разосрать нас друг с другом. Не так уж нас и много осталось на этом свете.

Думайте, а я в очередной цукеробан.

Тошка

Тошка. 26 день рождения

Я никогда не мог представить, что у меня будет жить маленькая собака: это совершенно не мое, не для меня, не со мной. Страшно не заметить на просторе, прищемить чем-нибудь, да просто сесть сверху и все: была собака и нет собаки.

Пекинчик Тошка, мой настоящий подарочный пес, совершенно неожиданно появившийся у нас дома в далеком 1996 году. В красивом праздничном пакете, перевязанном шелковой ленточкой по задумке дарителей и как ожидалось, должна была быть молодая картошка. Пакет вложили мне в руки, когда я уже практически отъезжал от дома знакомых. Вкусная молодая картошечка, выращенная на собственном поле — что может быть вкуснее? Потом пакет зашевелился и громко тяффкнул! Возвращаться было не с руки, удивляться за рулем было опасно! Так я стал обладателем второго настоящего породного кобеля в своем доме.

Мне в очередной раз случайно повезло с собакой — Тошка был настоящим маленьким южачком: серьезным, сильным, абсолютно молчаливым и совершенно бесстрашным. Он рос с Дэллом, и со всех своих маленьких лапок старался ему не уступать: хоть кусаться, хоть аппорт носить, хоть ОКД сдавать, хоть по рингам на выставках бегать.

В те далекие времена я считал, что вокруг все собаки такие, серьезные и правильные, других просто не бывает. На самом деле я просто не понимал, как же мне с ними повезло — все наши переезды, проблемы, мотания по странам туда-сюда. А собаки, они просто были рядом, и не создавали вообще никаких проблем. Совершенно.

Годы летят, с каждым днем все быстрее и быстрее. Каждый из нас давным-давно уже идет своей дорогой. Теперь ты уже знаешь многое из того, что мне только предстоит узнать, но чтобы погладить тебя, мне даже глаз закрывать не надо. Я все помню, все-все.

С днем рождения, настоящий микроюжачок Тай-Ши-Вей. С 26-м твоим днем рождения!

Юрин в бане

Баня. Пьеса в 2-х частях

Максим Павлович Толстый!
Баня. Псеса в двух частях.

Часть первая. Пред — ВАРИТЕЛЬНАЯ.

В углу хорОм на каменном полу лежат двое: дед и внук.
— ДедаРова, а дедаРова?
— Шо?
— Сдается мне, мы накануне грандиозного шухера!
— ??
— Не, ну сам посмотри: они полотенца достали, бочку шампуня выкатили, коврики тащут! Кажись нас сейчас стирать будут!
— Не будут!
— Ты уверен, дедаРова? Правда-правда?
— Да! Чуйка у меня на эти процедуры. И сейчас она молчит!
— Ой, гляди! Еще один шампунь! И какой-то гадницианэр! Эт точно по нашу душу! Мамочки-Таточки!!!
— Да не егози, малец. Погляди — за окном дождища, грязища по пузо и холодища! Какие нормальные хазаива по такой погоде будут собак стирать?
-А они точно нормальные? Ты уверен? — Юрин вздохнул и с опаской взглянул на меня из-под челки!

….

Сцена вторая. ЗАК-лючительная.
Прошло пол-часа. В хорОмы, отплевываясь от паруведер воды, отряхиваясь и подпрыгивая влетает вопящий Юрин:

— Я ж говорил! ГОВОРИЛ!!!!! Это они нас! Стирать! А ты! Деда называется: дождь, грязища — холодища, они, хазяива эти, мол, нормально нормальные! Чуйка у него, вишь ли!!!.
— Да! Чуйка. Меня ж не мыли! И не будут, так, лапы после прогулки, как обычно, и все!

Юрин посмотрел на сухого Рову, оглядел мокрого себя, задумался и произнес себе под-нос:

— Деду не мыли, меня мыли за двоих! Разве ж это «нормальные»? Но Рову да, не мыли. Поэтому пусть они будут пока полунормальные, а там поглядим!

Юный пес улегся на коврик, тяжело вздохнул еще раз и закрыл глаза.

Юрин и грибы

Нам бы по грибы

Я не умею собирать грибы, собирал их два раза в жизни, точнее пытался. Не нашел.

Я не понимаю, как с дороги под дикий дождь можно увидеть в камнях какую-то рыжую мочалку, которая окажется каким-то ценным грибом.

Я не осознаю, как с другой дороги в ярко-пестром лесу, тоже метров за 20 можно увидеть в шелухе листьев целую поляну грибов, которые я и с трех метров принимаю за опавшие листья.

Я не могу понять, как Eugen смог найти в траве и мхе (или мху-яссе) большой и чудесный еще ДОСААФовский Дэлловский намордник-корзинку, которую его тихо и незаметно научил снимать Рова. То есть Юрин скачет, наяривает огромные круги по огромному лесу в наморднике. Я отвлекаюсь на секунду, а он уже без намордника. Когда? Где? Прощай намордник! Но нет! Опытный глаз ветеринара (С) через секунду вернул нам утрату к моему счастью и горю Юрина. Впрочем, намордник я на песу больше не одевал.

Но я хочу написать о другом. В это воскресенье, в прекрасный чудесный осенний день, когда солнышко и дождик, не жарко и не холодно, тихо, спокойно и ненапряженно, меня попустило.

Первый раз с 24 февраля, когда бахнуло так, что серьезно закачало.

Первый раз с 10 мая, когда быстро и совершенно неожиданно ушел Дарька и меня свалило наглухо. Внутри образовавшейся пустоты только ненависть за всю происходящую несправедливость, за смерти людей, за горе, за ужас, за то, что у меня теперь нет еще одной моей такой сложной, такой тяжелой и все-равно такой любимой собаки!

Мы гуляли очень долго и очень много, может 10 км, может 15. Светило неяркое солнце, хрустели ветки под нами, а рядом носился Юрин, проверяя все вокруг на предмет врагов и периодически возвращаясь к нам — не разбежались ли? Не потерялись? Такое в моей жизни было лишь с моей самой первой собакой — с Дэллом. Это с ним мы так гуляли по лесу, очень долго и в кайф, когда ты просто на одной волне с миром. Кста, с Дэллом был второй раз когда я искал грибы — я писал об этом в ЖЖ, хоть и стыдно было 🙂

Я не знаю, что конкретно произошло — может именно такая похожесть чудесных моментов из моей прошлой а теперь самой настоящей жизни? Может общество чудесных людей, которые знают лес, толк во вкуснейшей еде и которые любят и умеют готовить? Носившаяся вокруг собака, пришедшая в первый раз в совершенно новое место и тут же взявшая его под охрану? (Причем о Юрине мы вспоминали, если только кто-то из чужих мимо проходил. А так он попил водички и просто растворился в местности, совершенно никого не напрягая).

А тут еще Лиман добавился, плюс выступление немецкого министра обороны, который (если я правильно услышал) сказал, что на Украину будет поставлен такой комплекс ПВО, которого даже в Германии еще нет. Удирающие мерзотные твари, которые уже ничего не повторят кроме закона собственного разложения по стиральным машинкам радуют безумно.

Нет, особо в ситуации ничего не изменилось. Запорожье никто не отменял. Погибшую семью с воющей на развалинах старой собакой тоже. Ненависть к мразям никуда не делась, но действительно стало спокойнее и почему-то увереннее. Украина обязательно победит и солнышко засияет ярко и радостно. Пусть это будет скорее и пусть у каждого из нас всех, их тех, кто защищает мир от напрочь ебанутого вурдалака, будет на душе так же спокойно и уверенно, как было у нас с Юриным.

ЗЫ. А грибов мы так практически и не нашли! Нормальных грибов. Настоящих

offenburg 2022

Оффенбург 2022

Собачьи выставки… Когда у меня только появился Дэлл, я был абсолютным фанатом этого действа по куче самых разных причин. Прежде всего – каждая выставка была настоящим праздником, причем сами ринги иногда уходили на десятый план. Кто уже с собаками давно, наверняка помнит и парады пород, когда абсолютно ВСЕ участники гордо ходили по дорожкам стадионов, показывая своих собак, и всякие конкурсы, мини-соревнования по послушке. Любой желающий мог попробовать свою собаку на задержание, на поиск. Выступление клубных агитбригад притягивало внимание даже близлетавших птиц!

Но самое интересное (для меня) случалось после рингов, когда начинался банкет и с судьями можно было разговаривать живьем, напрямую, без особого ограничения по времени и личностям. Знаний с каждой такой выставки я привозил на порядок больше, чем написано даже в самых грамотных и полезных учебниках. Руководители секций, клубов, грамотные заводчики делились самым сокровенным в таких объемах, что блокнотов не хватало. В итоге я просто ставил камеру и не выключал ее до самого окончания посиделок. Судьи были совсем другими, они знали, что делают и отвечали за свои действия. Породные судьи знали топовых ринговых собак в морды, да и очень часто глядя на собаку, узнавали ее породные линии! Ну и как было такие выставки пропускать? А где еще можно было встретиться живьем со старыми друзьями и посмотреть на их новых собак? Вот я и катался везде, куда только мог дотянуться, благо границы были особо не на замке и везде были собачники, у которых можно было остановиться и которые сами останавливались у нас, приезжая в Харьков.

FCI постепенно выдавило этот старый дух служебного собаководства. Все стало четко, разграничено, по-коммерчески: пять минут на собаку в ринге, включая сравнения и досвидос (это не фигурально, это серьезно – пять минут на собаку максимум). Выставки постепенно стали тем, что они есть сейчас (за редким исключением монок-националок): пришел — пара кругов по микрорингу — ушел. Кому-то безусловно нравится такой порядок, кто-то собирает бокальчики-ленточки-разеточки-титулы, бережно записывая и учитывая каждый ну и так далее.

Уехав в буржуйск и довольно редко теперь попадая под судейство профессионалов, реально разбирающихся в породе, линиях и тенденциях, да и часто выставляясь просто с единственной породной южачьей собакой в ринге, я к этим мероприятиям довольно охладел. Когда-никогда прокачусь с новой собачкой, получу для нее какой-нибудь титул и все, дальше в сон.

Однако, пара вещей у современных выставок все-таки осталась: собачий праздник с социализацией, знакомством с другими собаками и дегустацией всяческих вкусняшек и матрасиков, плюс, если выставка довольно большая – встречи со знакомыми и друзьями, с которыми просто так в современном деловом и безумно занятом мире встретиться иначе не получится никак.

И вот в прошедшее воскресенье Olga Shalepa (помните девушку из Харькова с 11 собаками, которой я жилье искал?) берет дочь, почти половину своих собак, прыгает в машину и почти через пол-Германии приезжает на выставку! Вы знаете бОльший стимул на эту выставку пойти? Я – нет! Поэтому мы тоже пошли. И встретились. И не замолкали практически все время, пока бесты не закончились!

Олю я не видел где-то года с 1998, пока она снова не завела собак, даже в и-нете никак не пересекались. Но собаки – они способны объединять 😊 Оля не изменилась вообще, то есть абсолютно. Часто бывает так – пишет кто-то, типа привет-как-дела. Ты смотришь на фотографию, пытаясь понять кто это вообще такой и никаких ассоциаций. С Олей же – как и не было этой четверти века. Все такая же веселая, заводная и легкая на подъем. И собаки у нее такие же, веселые и на выставку в любой ринг всегда пажалста.

Я не хочу в этом посте о личном, но вам бы всем, нечитающие меня уроды, которым нравится то, что происходит сейчас в Украине, послушать Олю. От первого лица о происходящем, так сказать. О том, что с живыми людьми там сейчас каждую секунду. Может быть призадумались бы, если б было чем думать. Ну да ладно, давайте дальше о выставке.

Если вкратце – было весело и ржачно, особенно когда Оля узнала, что ее цверги выставляются одновременно с юниорочкой-южачкой, причем ринги находятся в разных залах. На помощь пришла Анечка, забравшая Багиру с собой и так же легко и весело ее выставившая.

В этот раз приятно удивила судья, поинтересовавшись, украинская или русская породная линия у Юрина. Жаль не получилось снять наш ринг, в котором Юрин скакал и резвился аки скакун, стоило нам лишь остановиться. В одну из таких остановок Юрин встал и отставил заднюю лапу. Судья подошла ко мне и сказала на ухо, мол, не надо так ставить собаку. Это же южак, а не немецкая овчарка! Со стандартом фрау Mach явно ознакомилась детально, ну и владеет еще разной породной информацией, что на нынешних выставках (если только судит не породник), бывает очень редко.

Описание Юрина в этот раз тоже весьма конкретное, без всяких «любимых» мною «хотелось бы более» итд. Встречались и чисто породные «одет по возрасту и по сезону», «углы скакательных суставов» ну и прочие мелочи.

Юрин по выставкам почти не катался, опыта у него мало, да и я уже разучился собак выставлять, если честно. Песик мой офигел от всего происходящего, количества еды вокруг, которую можно просто взять и отобрать, от количества собак, с несколькими из которых можно дружить, а остальным можно просто взять и набить морду. Хотя нет, не просто – поводок не пускал. Причем чем собака меньше и активнее, тем Юрин пытался отойти от нее подальше, а чем размерами больше, тем больше было желание Юрина ей вломить.

После рингов посадили Юрина в стандартную выставочную клетку из прутьев, коих раньше были целые огромные ряды между рингами, а сейчас в целях экономии, оставили только несколько штук вдоль стеночек. Рядом с Юриным сидела пара здоровенных ротвейлеров, ну прямо оооочень больших и головастых. Я глянул на собак – аж залюбовался. Красавцы, пигмент отличный, пасть – как чемодан. Юрин залез в клетку, осмотрелся и улегся на лапы. Ротвейлер, который был ближе к Юрину вскочил, потыкался мордой в перегородку клетки, стал радостно вилять хвостом, а потом открыл пасть. Из пасти вывалился здоровенный резиновый мячик, пискнул и упал прямо рядом с носом Юрина. Пока я офигевал, как ТАКОЙ мячик может поместиться целиком в пасти собаки, что его вообще не видно, Юрин тоже вилял хвостиком и пытался через решетку подвинуть мячик лапой к себе. С другой стороны ротор огромным носом и лапами двигал мячик к Юрину.

— Дожили! – Подумал я. Южак и ротвейлер в клетке, видят друг друга первый раз в жизни и сразу мячиком играются…

Додумать не успел. Рядом с клетками неосторожно прошла какая-то пара с аусси, и «сидельцы» тут же забыли про мячик. Одновременно три лба из клеток так вонзились в прутья, что весь ряд клеток чуть не опрокинулся, а у аусси моментально материализовались крылья, потому как отпрыгнуть на такое расстояние за такое время обычная собака не могла никак.

Вообще на мой взгляд, все на выставке стало как-то грустнее и беднее. Дело не только в отсутствующих клетках – почти не было бумажных каталогов, все онлайн. Гораздо меньше стендов с продукцией, но вот едательных мест стало даже больше. Раскладывая документы после выставки, я обнаружил папку с такой же выставки, на которой выставлялся Ровка несколько лет назад. Каталожный номер у Ровы тогда был 14**, у Юрина номер с выставки в это воскресенье – 742, то есть собак стало практически в два раза меньше.

И все-таки, как бы ни было грустно, маленький праздник случился: наобщались, нагулялись, навыставлялись, и даже в бестах побегали, правда безуспешно. Юрин два дня спал влёжку, просыпаясь лишь поесть, погулять и поорать из-за забора на пролетающих комариков — рядом с ним там уже больше ничего не ходит, не плавает и не летает.

Я очень был рад увидеть Олю живьем, а не в мониторе, как обычно. Пусть мы все теперь будем встречаться, а то как-то слишком мало в этом мире сейчас радостей и слишком много горя. А если сами с этим справиться не можем, наши любимые зверики нам обязательно помогут!

Юрин КаКа Шанель

КаКа Шанель

Жаркий летний день по капле перетекал в теплый приятный вечер. Я шел в садик за собаками и наслаждался легкой прохладой вокруг. Ночами на улице вообще прямо сказать х.олодно — мы в садике ночуем, и ощущаем погоду собственными одеялами. Грустные мысли все-равно лезли в голову — Дарька очень любил такую прохладную погоду вечерами и ночами, казалось, сама природа взялась ему помогать пожить подольше. Но природу эту никак не обманешь на самом деле…

Вой и скачки двуглавого восьмилапого пТиранодактеля были такими громкими и радостными, как будто мы не виделись целую вечность. Я привычно оглядел местность и открыл калитку — давайте, мохнатые, бегом на волю!

Собаки обожают этот момент. Тут главное — просто под лапы им не попасть, потому как собъют, затопчут и фамилии не спросят. Вот и в этот раз они ломанулись наружу со всех лап. Вдруг глаза Ровы стали похожи на два чайных блюдца, и это стало видно даже из-под челки. Казалось, Рова даже вздрогнул всем телом. Пес развернулся, прижался к ногам и с ужасом посмотрел прямо мне в глаза.

«Удивительно, кого могла испугаться моя страшная собака в чистом поле?» — Спросилось мне

Я посмотрел на Юрина. Младшепес носом припал к земле, как хорошая овчарка на следу в ШХ. Могучей но внимательной рысью он удалялся от меня в поле, так и не поднимая носа от травы.

Рова перевел взгляд на стелящегося по полю Юрина и еще сильнее прижался ко мне. Отодвинуть его от меня хотя бы на предмет деланья собачьих дел было просто невозможно.

Да, кстати о носе — обычно в жару я ем лед килограммами и пью его литрами. Тренирован. Закален. Периодически в этой системе Менделеева случаются сбои, и тогда можно пару дней поболеть. Вот и в этот раз что-то сломалось, и из моего итак практически ничего не видящего и не слышащего в обычном режиме носа полилось, после чего он отказался воспринимать любые запахи напрочь. Ну вы уже поняли, да? А я — нет.

Осознавать что что-то пошло не так я начал тогда, когда Юрин вдруг замер, поднял лапку и рухнул как подстреленный на спину. Пес задрал все лапы вверх и стал исполнять танец беснующегося на сковородке червяка, а его довольные прихрюкивания были слышны через океан.

— ЮРРРРИИИИИНННН!!!! СКОТИНА!!!!! СЮДА БЕГОМ!!!! — возвопил я, но обычно сразу прибегающий по зову Юрин сейчас ослеп на оба уха сразу. Никаких телодвижений в мою сторону, лишь зачервячился мой псин еще интенсивнее и тщательнЕе.

— Ну все, псяврище, я сам к тебе иду! — Рыкнул я, и попытался сделать шаг на поле с травой. У меня не получилось — вдруг откуда-то возник Рова и своей тушкой преградил мне путь в пампасы. Под ногой у меня что-то смачно чвякнуло и Рова поморщился.

В поле росла трава по колено. Обычно на этом поле ничего не сеют, просто несколько раз в сезон наши соседи косят траву и кормят ею своих лошадок. Вот эта трава и скрыла озеро — огромное озеро дерьмища этих самых лошадок и коровок, которое привезли удобрять (матьматьмать) на радость всяким зеленым. Такое пару раз за лето происходит и тогда вокруг вымирает все.

Интенсивность запаха после чвяка была такой, что даже мой нос слегка пробило. Я в ужасе поднял глаза на Юрина, но Юрина не было. Далеко далеко от меня, почти в центре поля (хорошая система безопасности вшита в эту скотинку, да) стоял переливаясь всеми цветами коричневого, иногда переходящего в черный, чудесный ободранный непородный ньюф. Стоял, улыбался и радостно разбрызгивался хвостом во все стороны.

— Юррин! Ссука-собака ты такая! — Почти шепотом произнес я

— Бегу, Витенька, бегу маленький! — Радостно репликой из Ералаша, возвопил Юрин и бросился к нам со всех лап.

— БЛЯЯЯЯ! — Заорал Рова и так же со всех лап бросился убегать от Юрина. Но куда-там — на Ровиных коротеньких лапах и с такой могучей тушей убежать от Юрина ирреально. Тогда Рова развернулся грудью к Юрину и зарычал.

— Паааадумаешь, не очень-то и хотелось! — Юрин на бегу развернулся и бросился ко мне. Волна амбрэ почти сбила меня с ног и это еще при неработающем носе. С ужасом подумалось, что бы сейчас со мной было, если бы у меня был обычнонормальный нос как у всех, кто боксом не занимался.

— СТОЯТЬ!!! — рявкнул я Юрину.

Пес в недоумении остановился и посмотрел на меня:

— Мы же всегда играемся, когда ты нас выпускаешь. Давай играться, ну ты чего? — Казалось говорил он.

— Это что такое? — Взрычал я

— Где? — Юрин все так же в недоумении посмотрел вокруг. Я проследил за его взглядом — в этот чудесный вечер в полях не то что не было ни души, даже птицы над полем не летали. А ведь обычно тут не пройти, реально движняк как на Манхэттене в час пик. Лишь Рова вдалеке поежился, посмотрел на нас и отошел еще на пару шагов подальше.

— Вот это вот на тебе что такое? — Я метал громы, хотя хотелось проливного ливня

— А, это! — Юрин снова заулыбался — Прикинь, знаешь как мне повезло? Сегодня духи раздавали. Элитные. кАкА Шанель номер 1523656, серия «гавнель». И бесплатно, какбэ пробник!

— Знаешь куда я тебе сейчас этот пробник вставлю? — Снова рыкнул я. Пошли домой, но ты к нам не приближайся.

Как мы добрались до дома, как обходили всех соседей, как поднимались по лестнице вместо того, чтобы как обычно прокатится на лифте, я рассказывать не буду.

Ну а дома началось то, чего так боялся Рова — он ведь могиканин уже, тоже такие духи на себя в щенячестве одевал, и знает, что заканчивается все довольно жесткой стиркой. У Юрина же это было в первый раз.

Под первыми струями душа юный эстет огорчился, что его хулиганы такого запаха лишают, а потом вошел во вкус, развалился в душе и наслаждался водичкой так, как до сих пор не наслаждался купанием ни один мой пес.

Когда все закончилось и я, стоя весь мокрый, продолжал удивляться, Юрин выскочил из душа и бросился на свое место, повалялся там немножко и пошел к Рове. Рова лежал на своем уютном лежачке и старался не отсвечивать, чтобы и до него не дошло водоизмывание. Тогда Юрин просто взял отряхнулся прямо на Рову. Взрослый пес бегом умчался в коридор, а наглый Юрин взял и улегся на Ровкино место, явно наслаждаясь и предвкушая то, как он завтра будет все повторять, включая купание и сгон Ровы отовсюду.

Я в задумчивости и растерянности на тему — где теперь взять для Юрина костюм космонавта?